Get Adobe Flash player

Хроника работы семинара в сезоне 2011 — 2012 гг.

Андрей Измайлов и Александр Сидорович

Андрей Измайлов и Александр Сидорович

Семинар Бориса Стругацкого снова поговорил
о перспективах России

14 мая состоялось заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Было решено еще раз вернуться к разговору о будущем России.

С основным докладом выступил Андрей Измайлов.

Содержание доклада представляло собой политический манифест партии либерального толка.

Ближайшие перспективы представляются докладчику довольно пессимистичными.

Желаемое будущее для него — становление демократии.

Были названы цели и средства желаемых изменений.

Оппонентом выступил Вячеслав Рыбаков.

Главный вопрос, который он поставил перед докладчиком: «Где взять людей, способных немедленно осуществить такую программу?».

Ответа у докладчика не нашлось.

В прениях по докладу выступили: Николай Романецкий, Антон Первушин, Александр Щёголев, Кусчуй Непома, Александр Тюрин.
Общее мнение: программу осуществлять в настоящее время некому. «Впереди еще сорок лет хождения по пустыне, да и Моисея пока не видно».

В конце заседания председатель Оргкомитета «Интерпресскона» Александр Сидорович вручил Андрею Измайлову «Бронзовую улитку», присужденную писателю неделю назад.

Ник. Романецкий


Семинаристы за работойСеминар Бориса Стругацкого обсудил повесть Вячеслава Рогожина

9 апреля состоялось заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого, посвященное обсуждению повести Вячеслава Рогожина «Уроды».

Вел заседание Александр Щёголев.

Прокурором на процессе выступил Кусчуй Непома.

Ему понравилось авторское «оголтелое наглое воображение», но расстроило неумение воспользоваться его плодами.

Были отмечены следующие недостатки:
1. Текст совершенно не увлек.
2. Хоррор написан в ироническом ключе, и это работает против жанра.
3. Сюжет построен логично, однако финальная битва Добра и Зла произошла за кадром.
4. Научная идея, объясняющая идею, написана мутно и невнятно.
5. Текст избыточен, многое вставлено ради красного словца. Этакий капустник…
6. У персонажей нет индивидуальности. Студенты представляет собой коллективное действующее лицо. В характерах нет правды. Поведение их не проживается, а декларируется.
7. Среди бандитов непонятна ранжированность. В наличии излишняя информация о второстепенных персонажах, не играющая на сюжет.
8. Имеются фактические научные ошибки.

Адвокатом выступила Светлана Васильева. Сначала она ответил прокурору.
1. Повесть вовсе не хоррор, а научная фантастика.
2. Автор хотел не напугать читателя, а показать свойственную героям веру в науку.
3. В повести присутствует не ирония, а беззлобный юмор, и юмор этот — сильная сторона автора.
Кроме того, сильные стороны автора:
1. Умение с помощью иронии рождать яркие сюжетные картинки.
2. Главное для него — вера в науку, вера в силу образованного человека.
3. Взгляд автора на героев светел и оптимистичен, нет ни малейшей чернухи.
4. Название повести многозначно, и имеется в виду вовсе не самое распространенное значение слова.
В общем, автор — талантливый человек, с яркой индивидуальностью, уже владеющий литературным мастерством.

Затем состоялось общее обсуждение.

Елена Первушина отметила вторичность идей и ситуаций.

Лана Дель назвала повесть «приятным боевичком». Читать было интересно. Стиль доставляет удовольствие.

Николай Романецкий заметил, что повести присущи все недостатки научной фантастики и посоветовал работать в других жанрах.

Александр Щеголев выявил кучу «роялей в кустах», отметил авторский произвол, а также то, что повесть разваливается на две истории, не слишком хорошо состыкованные друг с другом.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
автор: 5,2;
прокурор: 6,2;
адвокат: 6,25.

Ник. Романецкий


Семинар работаетСеминар Бориса Стругацкого обсудил рассказы Татьяны Томах

12 марта состоялось заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого, посвященное обсуждению рассказов Татьяны Томах: «Билет в цирк», «Время человека» и «Дом для Чебурашки».

Вел заседание Андрей Измайлов.

Прокурором на процессе выступила Елена Первушина.

Она отметила следующие недостатки:
Рассказ «Дом для Чебурашки» (был написан для сборника «Беспощадная толерантность»)
1. Рассказ написан в состоянии футурошока. Фантастам такое не свойственно.
2. Описываемое общество основано на авторском произволе.
3. Для сборника о толерантности подходят только антиутопии. Любые другие жанры работают против идеи сборника.
4. Сейчас есть и более актуальные темы. чем толерантность.
Рассказ «Билет в цирк»
1. Рассказ якобы о понимании, а на самом деле о том, что человек может примириться с тем, что знакомо и понятно. Обман читателя.
2. Искусственность катарсиса в конце рассказа.
Рассказ «Время человека»
1. Ошибочность сверхзадачи. Наибольшее зло совершают вовсе не те, кто впустил в себя зло, а те, кто вершит зло из лучших побуждений.
Общий вывод: все рассказы, основанные вроде бы на гуманизме, на самом деле откровенно антигуманны. Добра в них нет и в помине.

Адвокатом на процессе выступила Марианна Алферова.

Она сказала, что все три рассказа весьма гуманистичны, отметив, правда, что «Билет в цирк» наименее удачен по художественному воплощению.:
Рассказ «Время человека»
1. Рассказ представляет собой политическую сатиру, и автор весьма удачно использовала метафоры.
2. удачна мысль, что самая человеческая черта — смочь быть таким, чтобы жить рядом со зверями.
3. Есть очень удачные смысловые находки: зачем свобода выбора. А чтобы выбрать, каким зверем стать.
Рассказ «Время человека»
Хорошо показан процесс одностороннего развития толерантности. А такой процесс должен быть обоюдным, встречным, иначе приведет к ужасным последствиям. Самое страшное в рассказе — обоснованное отсутствие базы, на которой сошлись бы все социальные группы. А кроме того, толерантность не может быть основой социального развития.
Итог: все три рассказа — о девочке, которая хочет приспособиться к обществу, перестать быть белой вороной. Однако у нее ничего не получается.

Затем состоялось общее обсуждение.

Светлана Васильева заявила, что на самом деле это один и тот же рассказ, сделанный на разном художественном уровне. «Билет в цирк» — рассказ живой, заставляющий сопереживать героям. В рассказе «время человека» — все искусственно, надумано. Герои — схемы. Оправдать все гротеском не получается. В «Доме для Чебурашки» муссируется все та же тема, просто он сделан с утилитарной целью — для сборника. А наличие большого количества метафор — явный художественный перебор.

Юлия Зонис отметила следующие общие недостатки:
1. В рассказах слишком очевидно прет морализаторство.
2. Применяются сплошные штампы и клише (если вампир, значит плохой).
3. Рассказы банальны, за ними нет авторского облика.
4. Отсутствует индивидуальный язык и индивидуальная мысль.

Кусчуй Непома сказал, новая подборка стихов Томах повторяет ошибки предыдущей. Художественный уровень рассчитан на детей. Читать такое не интересно.

Александр Щеголев полностью согласился с ним насчет скуки.

Вячеслав Рогожин в чем-то оказался согласен с критиками, но далеко не во всем. По его мнению, рассказы неплохие и написаны хорошим языком.

Юрий Флейшман отметил, что рассказы легко читаются, но очень вторичны. Что же касается излишнего уровня толерантности, то эта тема сейчас весьма важна.

Андрей Измайлов поздравил автора с достижением высокого художественного уровня рассказов, заметив, что такую ожесточенную полемику могут вызвать только поистине хорошие произведения.

В заключительном слове автор выразила благодарность адвокату, понявшему основную тему рассказов.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
автор: 6,5;
прокурор: 5,56;
адвокат: 6,3.

Ник. Романецкий


Семинар за работойСеминар Бориса Стругацкого обсудил роман Павла Шумила

13 февраля состоялось заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого, посвященное обсуждению романа Павла Шумила «Процент соответствия».

Вел заседание Андрей Измайлов.

Он же выступил и прокурором.

Были отмечены следующие недостатки:
1. Излишний объем абсолютно беспомощного текста, который можно сократить до 5-6 страниц.
2. По стилю текст принадлежит подростку, который решил сочинить роман, поскольку все их сочиняют.
3. Для создания имен героев рыбьего мира использован совершенно банальный прием отнятия одной буквы.
4. Мир не проработан.
5. Автор не владеет литературным инструментарием.
6. Полная вторичность авторского замысла.

Адвокатом на процессе выступила Наталья Евдокимова.

Она сказала, что по жанру роман является сказкой, а кроме того отметила следующее:
1. Поскольку цивилизация рыб создана роботом, то роман можно рассматривать и как пародию.
2. Главные герои выписаны как проводники авторской концепции. Именно поэтому в них мало живого.
3. К тому же, автор попытался изобразить неправильно выстроенный мир.
На вопрос прокурора, не слишком ли велик для пародии объем, адвокат ответила, что автор растянул объем намеренно — чтобы показать всю несуразность созданного мира.

Затем состоялось общее обсуждение.

Юлия Зонис объявила, что в романе совершенно нет конфликта, зато присутствуют дикие скачки стиля и очень слабая концовка. Да и с научными объяснениями — весьма и весьма слабо.

Станислав Рогожин с нею не согласился, назвав роман кондовой именно научной фантастикой. С самого начала в тексте присутствуют загадки, а мир выписан очень ярко и живо.

Кусчуй Непома тоже сказал, что в романе практически нет конфликтов, и присутствует эмоциональная ошибка в концовке.

Николай Романецкий отметил, что поскольку главные герои — не люди, автору не удалось выдержать их психологию.

Антон Первушин заявил, что роман не имеет никакого отношения к НФ, поскольку в нем абсолютно отсутствует достоверность происходящего.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
автор: 3,5;
прокурор: 7,17;
адвокат: 3,17.

Ник. Романецкий


Семинар за работойСеминар Бориса Стругацкого поговорил о будущем России

9 января состоялось заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Поскольку запланированное ранее обсуждение романа Павла Шумила сорвалось из-за болезни автора, решено было поговорить о перспективах развития России.

Разговор получился весьма интересным.

Рассматривали:
1. Перспективы развития отечественной космонавтики.
2. Различные варианты решения проблем, связанных с геополитическим противостоянием в мире.
3. Проблемы связи мирового религиозного противостояния и внутреннего состояния России.

Ник. Романецкий

 

 

 


Семинар за работойСеминар Бориса Стругацкого обсудил подборку рассказов Светланы Васильевой

12 декабря состоялось заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого, посвященное обсуждению рассказов Светланы Васильевой «Методом тыка», «Выход» и «Искра рода Кандео».

Вел заседание Андрей Измайлов.

Прокурором выступил Василий Владимирский.

Он заявил, что героиня вечера ошиблась, представив на обсуждение рассказы. Романы у нее гораздо сильнее. Прокурор отметил следующие недостатки:
1. Много стилевых несообразностей и общих слов.
2. Недостаточно ярких образов, зато немало штампов.
3. Рассказ «Методом тыка», посвященный вечным темам «о душе и бессмертии», решен с применением художественных методов, присущих фантастике 60-х годов прошлого века.
4. Тематика рассказа «Выход» (о ностальгии по прошлому) решена «в лоб». Текст больше похож на юмореску для журнала «Аврора» году где-нибудь в 1982-м
5. «Искра…» по тематике и идеологии гораздо более сложна, чем первые два рассказа. На затрагиваемые темы вполне можно было сделать повесть или даже роман. Отсюда проистекают основные недостатки рассказа:
а) автору приходится не столько показывать своих героев, сколько рассказывать об их поступках;
б) отсюда неизбежная сбивчивость и расплывчатость реалий описываемого мира;
в) кроме того, в тексте рассказа присутствует разностилье.
В общем, автору есть над чем работать, но работать стоит.

Адвокатом на процессе выступил Антон Первушин.

Он сказал, что разностилье — как раз достоинство текста, а кроме того отметил следующее:
1. В текстах великий масштаб воображения. Есть новые подходы к поднимаемым темам.
2. Автор не боится экспериментировать с формой подачи идей.
3. В рассказах необычные для современной фантастики типы героев.
4. В «Искре…» присутствует поэтичность слияния «высокого» с «низким».
5. Налицо потенциальная многовариантность прочтения. Читатель может прочесть рассказ по-всякому, и у каждого может быть свой вывод.
6. То что подсудимая представила на обсуждение произведения малой формы, говорит исключительно в ее пользу
В общем, перед нами автор весьма незаурядный со своими взглядами на фантастическую литературу.

Затем состоялось общее обсуждение.

Павел Шумил раскритиковал автора за то, что практически не к чему придраться. Единственное: одна из идей «Искры…» рассмотрены слишком небрежно для идеи подобной широты.

Кусчуй Непома отметил, что автор использовал слишком много обстоятельств, задающих правила игры. Картинка трудно выстраивается. Мало экшена. Непонятны некоторые фантастические реалии. Не до конца выстроены отношения между героями.

Николай Романецкий говорил о различии дамской и мужской проз и сделал вывод, что «подсудимая» счастливо избегает и того, и другого, и это говорит о несомненном мастерстве.

Андрей Измайлов посоветовал изменить название рассказа «Выход», а «Искру…» и в самом деле превратить как минимум в повесть.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
подсудимая: 5,4 (голосовали все вместе, поскольку участников на сей раз было слишком мало;
прокурор: 5,0;
адвокат: 5,2.

Ник. Романецкий


Семинаристы работаютСеминар Бориса Стругацкого обсудил повесть Александра Щеголева «Искусство кончать молча»

14 ноября состоялось заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого, посвященное обсуждению повести Александра Щеголева «Искусство кончать молча».

Вел заседание Николай Романецкий.

Прокурором выступил Павел Шумил.

Он проанализировал повесть с позиции НФ и отметил следующие недостатки:
1. Жанр повести: «Чернуха, мокруха и порнуха».
2. Нет положительного героя.
3. Тем не менее могло бы получиться неплохое НФ-произведение, однако автор не дотянул до уровня: будучи «технарем, допустил технические проколы в деталях.
4. Автор не выносит «хэпииэндов» и искусственно приделал к повести бредовую концовку.
5. В тексте имеются сюжетные несообразности.
6. Конец произведения жанрово отличается от остального текста.

Адвокатом на процессе выступил Вячеслав Рогожин.

Он заявил следующее:
1. Повесть мистическая, а вовсе не НФ, а потому большинство претензий прокурора не имеют права на существование.
2. Героев отличает предельная живость.
3. У героев «говорящие» фамилии.
4. В повести зло побеждается злом, и в этом есть определенная новизна.
5. Жанровая принадлежность — жесткий эротический триллер высокого уровня.
На сем, собственно, адвокатская речь и закончилась, и все остальное время адвокат посвятил политическому манифесту, не имеющему отношения к повестке дня.

Затем состоялось общее обсуждение.

Антон Первушин раскритиковал и прокурора, и адвоката. Автора же, наоборот, похвалил — за приверженность питерской школе фантастики. Главный герой у Щеголева — из питерских интеллигентов.

Кусчуй Непома отметил, что, хоть главный герой — скотина из скотин, тем не менее у читателя возникает сопереживание.

Юрий Флейшман не согласился с этим: никакого сочувствия ГГ не вызывает. Во многих местах не понятно, что происходит. Имеются сюжетные проколы. Логика событий неубедительно.

Светлана Васильева прошлась по эстетическим и этическим недостаткам повести.

Николай Романецкий отметил, что, в отличие от предыдущей повести «Песочница», автор снова обратился к давно испытанному в предыдущих произведениях методу анализа характеров, а потому топчется на месте.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
действ. члены: 8,0;
участники: 6,5;
Работу прокурора и адвоката решено было не оценивать.

Ник. Романецкий



Александр Щёголев и Кусчуй Непома

Александр Щёголев и Кусчуй Непома

Семинар Бориса Стругацкого обсудил повесть Кусчуя Непомы «Выкидыш»

10 октября состоялось первое в наступившем литературном сезоне заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого, посвященное обсуждению повести Кусчуя Непомы «Выкидыш».

Вел заседание Антон Первушин.

Прокурором выступил Александр Щеголев.

Он признался, что повесть ему понравилась, и построил обвинительную речь на поиске недостатков в двух режимах оценки повести.
В режиме «до публикации» единственным недостатком была названа стилистическая небрежность.
В режиме «после публикации» недостатков набралось побольше.
1. Прокурору абсолютно непонятно, какой может быть целевая аудитория повести.
2. Эмоции героев не заражают читателя.
3. Типичная для Непомы излишняя замкнутость мира.
4. Искусственность произведения напоказ доведена до предела, до «артхауса».
5. Излишняя затянутость повести.
6. Полное отсутствие логики в обосновании главного конфликта
7. Нет логического обоснования катастрофичности мира, а между тем повесть жанрово не что иное как апокалипсис.
Короче говоря, по сравнению с предыдущими произведениями сделан очевидный шаг назад, с чем никак нельзя поздравить автора.

Адвокатом на процессе выступил Сергей Бережной.

Он заявил, что речь прокурора страдает отсутствием логики.
1. Замкнутость мира органична для данного произведения. Интонационно она задана самим автором намеренно.
2. Спокойная повествовательность не вызывает читательского отторжения.
3. Термин «артхаус» использован прокурором бездумно, в виде ярлыка.
4. Что касается целевой аудитории, то, поскольку повесть понравилась прокурору, то он и есть целевая аудитория. И вообще, если автора устраивает то, что он написал, то целевой аудиторией является хотя бы он сам.
5. Жанровая принадлежность — не более чем ярлык для продажи. Подобным произведениям она не требуется.
6. Ограниченность художественной модели мира не требует объяснения, какая катастрофа породила мир повести.
7. Излишняя затянутость не является недостатком в произведениях, превышающих ученический уровень.

Затем состоялось общее обсуждение.

Павел Шумил заявил, что автор испортил ему вечер своим произведением. Единственное, что радует: чернуха, мокруха и порнуха — три признака графомании — в повести есть, но это не графомания.

Антон Первушин проанализировал произведение по критериям НФ и обвинил автора во вторичности. Чудо — не оригинально и затерто. Тайна совершенно не раскрыта. Да и с достоверностью полная неувязка: некоторые особенности мира совершенно не оправданы, для них попросту не хватит энергии.

Впрочем, адвокат тут же возразил, что достоверность подобных текстов основывается на достоверности психологии героев.

Светлана Васильева отметила конкретные стилевые ляпы.

Николай Романецкий тоже говорил о вторичности, но не идеи и мира, а о вторичности сверхзадачи. Подобных произведений сейчас — пруд пруди.

Татьяна Томах отметила провисание финала. А также объяснила наличие провалов и отсутствие достоверности мира тем, что автор попросту не продумал созданный мир.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
действ. члены: 5,8;
участники: не голосовали;
работа прокурора — 5,5;
работа адвоката — 8,5.

Ник. Романецкий