Get Adobe Flash player

Хроника работы семинара в сезоне 2010 — 2011 гг.

Святослав Логинов, Евгений Лукин, Андрей Измайлов

Святослав Логинов, Евгений Лукин, Андрей Измайлов
(фото Ники Батхен)

Семинар Бориса Стругацкого обсудил повесть Андрея Измайлова «Игра в ящик»

7 мая в рамках «Интерпресскона» состоялось очередное (на сей раз — открытое) заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Вел заседание Антон Первушин.

В начале были подведены итоги завершившегося конкурса анекдотов.

Лауреатом конкурса стал Виктор Просин (Санкт-Петербург), чья подборка получила при обсуждениях наивысший балл — 5,33.

Присутствующий на заседании победитель познакомил собравшихся со своими анекдотами.

Подборку можно прочитать здесь.

Награждение победителя состоится 21 июня на церемонии «АБС-премии».

Затем семинар перешел к обсуждению повести.

Прокурором выступил Святослав Логинов.

Поскольку на заседании присутствовало большое количество гостей, он вкратце пересказал сюжет повести, а потом подверг текст уничтожающей критике:
1. Повесть написана в худшей литературной манере Измайлова.
2. Имеется большое количество «недоделанных» фраз.
3. Гигантский переизбыток стилистически переусложненного текста.
4. Перед нами типичный образчик выполненного социального заказа по десталинизации. Фантастика же ни в коем случае не должна плестись в хвосте публицистики.
6. Социальное значение повести находится на уровне отрицательных величин.

Адвокатом на процессе выступил Евгений Лукин.

Речь его была пламенной. По мнению адвоката, прокурор занялся тем, что принялся переламывать хребет произведению, неправильно определив его жанр.
1. Перед нами литературно-историческая фантазия на тему, широко использующая игру слов и характеров.
2. Обвинение призвало нас к бездумному скольжению по тексту, без попыток понять — зачем повесть сделана именно таким образом.
3. Для произведения такого жанра не имеет никакой роли, был ли прототипом обного из героев Сталин. И ни о каком социальном заказе речь не идет.
4. И вообще адвокат прочитал «Игру в ящик» с наслаждением.

Затем состоялось общее обсуждение.

Александр Щеголев поздравил автора с возвращением в фантастику. Измайлов — очень незаурядный писатель, и весьма жаль, что он так много времени потратил на новеллизацию фильмов. Правда, концовка показалась несколько слабоватой.

Вячеслав Рыбаков потребовал от автора определиться: все-таки повесть основана на исторических реалиях или сплошной вымысел? После чего вспыхнула ожесточенная перепалка, едва не перешедшая в рукоприкладство :)))

Вячеслав Рогожин заявил, что волна неосталинизма является ответной общественной реакцией: слишком много всякой политической мрази гадило на могилу Сталина. Однако по его мнению, повесть слишком затянута.

Кусчуй Непома посчитал, что отнекиваться от исторического контекста нельзя, иначе повесть теряет право на существование. При чтении его сильно сбивали с толку анахронизмы.

Затем В. Рыбаков задал автору прямой вопрос: «Про что кино?» И получил ответ: «Не про шахматы и не про Сталина. А про то, что если уж ты выбрал определенный путь, то иди по нему до конца!»
И вообще не стоит забывать, что перед нами именно художественное произведение, а не публицистика.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
действ. члены: 7,57;
участники: не голосовали;
работа прокурора — на сей раз не оценивалась;
работа адвоката — тоже не оценивалась.

Ник. Романецкий


Семинар за работойСеминар Бориса Стругацкого обсудил роман Вячеслава Рогожина «Вне греха»

11 апреля в ЦСЛиК состоялось очередное заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Вел заседание Андрей Измайлов.

Поток анекдотов наконец закончился, и семинар вернулся к традиционному виду работы — сразу же принялись обсуждать текст.

Прокурором выступил Андрей Измайлов.

Он сначала довольно высоко отозвался о таланте соискателя, но тем не менее отметил следующие недостатки:
1. Главный недостаток — очень заметно, что это первая крупная вещь автора. Он стремится показать все, на что, как ему кажется, способен.
2. Вещь рассыпается на несколько трудно стыкуемых друг с другом повестей.
3. Автор использует запрещенные приемы описания интимных отношений.
4. Вещь получилась излишне шизофренической.

Вместо заболевшего Александра Щеголева роль адвоката пришлось исполнить Елене Первушиной.

Она нашла у теста следующие достоинства:
1. Новизна основной сюжетообразующей идеи.
2. Богатство возможностей предлагаемой автором теории вселенных.

Затем состоялось общее обсуждение.

Николаю Романецкому показалось, что автор первоначально замыслил сочинить мениппею, не задумываясь о том, насколько высокого литературного матерства требует этот жанр, и естественно не справился.

Кусчуй Непома отметил, что в романе очень интересная ироническая интонация, которая выдает желание автора развеселить читателя, однако эти попытки столь настырны, что приводят к противоположному результату. К тому же, заданное всемогущество героя лишает читателя чувства сопереживания

Павел Шумил читал первоначальный вариант романа и сказал, что все основные недостатки сохранились, хотя отдельные фрагменты стали лучше и фундаментальнее продумал мир.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
действ. члены: 4,0;
участники: оценки нет;
работа прокурора — 6,75;
работа адвоката — 4,67.

Ник. Романецкий


Семинар за работойСеминар Бориса Стругацкого обсудил роман Елены Первушиной «Летун»

14 марта в ЦСЛиК состоялось очередное заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Вел заседание Андрей Измайлов.

Первая часть вечера вновь была посвящена обсуждению части текстов, поступивших на конкурс фантастического анекдота. Обсудили подборку номер 49 (из двух анекдотов).

Подборка получила оценку 3,43.

Затем началось обсуждение романа Елены Первушиной «Летун».

Прокурором выступила Марианна Алферова. Она отметила следующие недостатки:
1. В концовке автор обманывает читателя.
2. Несоблюдение научной логики при описании происходящего.
3. Несоответствие НФ-жанра и описываемого мира (почему у торговой державы отсутствует флот?).
4. Несоответствие жанра и характеров героев.
5. Переизбыток ненужной для сюжета научной информации.
6. Несоответствие жанра и подаваемой информации (зачем в тексте рецепты, новости моды?).
7. Непонятная адресность (для кого написано?).

Адвокат Антон Первушин принял претензии прокурора в штыки. На его взгляд, у романа полным-полно достоинств:
1. Строгая научность гипотез, на которых построен роман.
2. Жанр романа (технократическая утопия) довольно редок в современной литературе.
3. Продуманность описываемого мира.
4. Хорошо прописан процесс создания коллектива.
Что касается вопроса «Для кого написано?», роман предназначен прежде всего для достаточно молодых любителей НФ и создавался для доказательства необходимости возрождения НФ.

Затем состоялось общее обсуждение.

Александр Щеголев сказал, что замыслы автора могут сработать только при условии, что роман будет дочитан до конца. Но это маловероятно, потому что читать его скучно.

Вячеславу Рогожину, наоборот, роман понравился сравнительной новизной фантастических идей.

Николай Романецкий отметил, что герои не вызывают у читателя ни малейшего сопереживания, а потому роман не может считаться художественной литературой.

Андрей Измайлов также посчитал книгу далекой от художественности.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
действ. члены: 5,0;
участники: оценки нет;
работа прокурора — 6,0;
работа адвоката — 3,6.

Ник. Романецкий


Антон Первушин читает докладСеминар Бориса Стругацкого обсудил доклад Антона Первушина

14 февраля в ЦСЛиК состоялось очередное заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Вел заседание Александр Щеголев.

Анекдоты на сей раз не обсуждались.

Антон Первушин прочитал доклад «Последний космический шанс», обосновывая необходимость непременного участия России в космических исследованиях ближайшего будущего.
Самым интересным в докладе оказалась попытка связать развитие космонавтики с теорией экономических циклов Н. Кондратьева.

В обсуждении приняли участие: Александр Щеголев, Кусчуй Непома, Светлана Васильева, Елена Первушина, Николай Романецкий и др.
В ближайших планах докладчика — написать статью на соответствующую тему.
Оценка доклада не производилась.

Ник. Романецкий


Выступает Василий ВладимирскийСеминар Бориса Стругацкого обсудил доклад Василия Владимирского

10 января в ЦСЛиК состоялось очередное заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Вел заседание Андрей Измайлов.

Первая часть вечера, как и прежде, была посвящена обсуждению части текстов, поступивших на конкурс фантастического анекдота. Обсудили девять подборок.
Подборки №№ 40, 41, 42, 44, 45, 46, 47 не оценивались — либо не были признаны анекдотами, либо по причине плагиата.
Подборка № 43 получила оценку 1,83.
Подборка № 48 получила оценку 2,38.

Затем Василий Владимирский прочитал доклад «Итоги кризисных лет», изложив свой взгляд на происходящее в фантастике в последние годы.
Главной мыслью в нем прозвучало, что фантастика ныне как нечто цельное умерла, разбившись на множество жанровых направлений.

В обсуждении приняли участие: Александр Мазин, Андрей Измайлов, Александр Щеголев, Антон Первушин, Николай Романецкий и др.
Текста доклада нет, но Владимирский обещал написать статью на соответствующую тему.
Оценка доклада не производилась.

Ник. Романецкий


Семинар за работойСеминар Бориса Стругацкого обсудил рассказы Ланы Дель

13 декабря в ЦСЛиК состоялось очередное заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Вел заседание Андрей Измайлов.

Первая часть вечера вновь была посвящена обсуждению части текстов, поступивших на конкурс фантастического анекдота. Обсудили восемь подборок.
Подборки №№ 32, 33, 36, 37, 38, 39 анекдотами признаны не были и не оценивались.
Подборка № 34 не оценивалась из-за плагиата.
Подборка № 35 (шестнадцать текстов). Подборка получила оценку 5,33 и стала лидером конкурса.

Затем началось обсуждение рассказов Ланы Дель «Избранник», «Колыбель» и «Пешеход».

Прокурором выступил Николай Романецкий, сказавший, что рассказы отличает низкий, ученический уровень. Он отметил следующие общие недостатки:
1. Авторская концепция «Человек — игрушка в чужих руках», под которую насильно подгоняются тексты, вызывает и однотипные авторские проколы.
2. Неправильно выстроенная композиция у всех трех рассказов.
Затем рассказы были подробно разобраны по отдельности.
В рассказе «Избранник» были отмечены отсутствие сюжетной целостности, неточности в описании реалий, отсутствие сюжетообразующей фантастической идеи.
В рассказе «Колыбель» — жуткая вторичность идеи; неточные сравнения, выходящие за пределы описываемого мира; полное отсутствие авторской интонации.
В рассказе «Пешеход» — нарушение логики происходящего, отсутствие авторской интонации, нарушения психологии героев, оторванная концовка.

Адвокат Василий Владимирский в части претензий согласился с прокурором, но отметил главные достоинства произведений.
1. Автор пишет по зову сердца, не стремясь к коммерческому успеху.
2. «Пешеход» принадлежит к жанру антиутопии. В наше время надо иметь немалую смелость, чтобы поработать в этом жанре.
3. В современной отечественной фантастике сюжетные перекосы стали столь привычны, что уже не выглядят недостатком.

Затем состоялось общее обсуждение.

Кусчуй Непома в целом не согласился с прокурором.

Александр Щеголев не знал, что автор — женщина и посоветовал писать больше, поскольку у Дель несомненный талант.

Павел Шумил подробно разобрал нарушения логики описываемых миров.

Елена Первушина отметила, что автор пытается сказать то, чего и сам не понял.

Вячеслав Рогожин назвал рассказ «Колыбель» нашим ответом «Аватару».

Светлана Васильева подвергла критике язык и не вызывающие сочувствия характеры героев. Да миры ей показались весьма гадкими.

Святослав Логинов также отметил многочисленные погрешности в языке и логике миров, а также сказал, что автор начинает рассказ, не зная — о чем он будет.

Андрей Измайлов согласился со Щеголевым в оценке творческого потенциала автора.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
действ. члены: 3,9;
участники: 3,0;
работа прокурора — 5,0;
работа адвоката — 3,1.

Лана Дель принята в действительные члены семинара.

Ник. Романецкий


Семинар за работойСеминар Бориса Стругацкого обсудил повесть Игоря Шарапова (США)

8 ноября в ЦСЛиК состоялось очередное заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Вел заседание Андрей Измайлов.

Первая часть вечера была посвящена обсуждению части текстов, поступивших на конкурс фантастического анекдота. Обсудили три подборки.
Подборка № 29 анекдотами признана не была и не оценивалась.
Подборка № 30 не оценивалась из-за плагиата.
Подборка № 31 (три текста). Два текста не оценивались из-за плагиата. Третий получил оценку 1,88.

Затем началось обсуждение повести Игоря Шарапова «Верую!». Шарапов — член Семинара с середины 80-х годов прошлого века. Ныне проживает в США.

Прокурором выступил Александр Щеголев, сказавший, что повесть художественной литературой не является. Тем не менее он решил оценивать ее как художественное произведение и отметил следующие просчеты автора:
1. Автор не определился с интонацией — он серьезен в одним местах, но позволяет откровенный стеб, доходящий до глумления, в других.
2. Налицо постоянная непоследовательность замысла. Порой автор не знает, что хочет сказать.
3. Отдельные куски текста крайне неравноценны.
4. Автор не компетентен в реалиях современной российской жизни.
5. Некоторые куски непонятно для чего написаны.
6. Избыточная конспективность текста.
7. Главный недостаток — незаконченность всех рассказанных историй.

Адвокат Ирина Андронати отсутствовала по болезни, и защищать повесть взялся Андрей Измайлов. Он назвал И. Шарапова сложившимся писателем очень высокого уровня.
Отторжение же текста, на его взгляд, вызывается тем, что мы все разучились читать сложные тексты.
Кроме того, он считает идеологические претензии, звучавшие по ходу обвинительного заключения, не существенными. В разговоре литераторов вообще не должна присутствовать идеология.

Затем состоялось общее обсуждение.

Николай Романецкий не согласился по поводу идеологии и обвинил автора в полном отсутствии гуманизма.

Антон Первушин заметил, что автору совершенно не нужен читатель, а потому и последний вправе не замечать автора.

Вячеслав Рогожин сказал, что главный недостаток повести в том, что автор ударился в эсхатологию, всячески оправдывая Зло.

Кусчуй Непома отметил, что евангелические повтору нагнетают психоделику и в конце концов действуют на читателя как наркотик, затягивая его в чтение.

Традиционное голосование принесло следующие оценки:
действ. члены: 3,86;
участники: не голосовали;
работа прокурора — 7,33;
работа адвоката — 8,13.

Ник. Романецкий


Семинар за работойСеминар Бориса Стругацкого обсудил подборку новых анекдотов

11 октября в ЦСЛиК состоялось первое в новом сезоне заседание Семинара Бориса Натановича Стругацкого.

Вел заседание Андрей Лазарчук .
Первая часть вечера снова была посвящена оценке новых текстов, поступивших на конкурс фантастического анекдота. На сей раз обсудили десять подборок.
Подборки № 19, 20, 22-28 анекдотами не признали и оценивать не стали. Подборка № 21 получила оценку — 1,82.

Затем перешли к разработке плана на предстоящий сезон.

В частности, было предложено обсудить проект «Дорога к Марсу», в котором участвуют трое членов Семинара: Дмитрий Колодан, Антон Первушин и Николай Романецкий.

А в ноябре Семинар рассмотрит повесть давнего своего члена Игоря Шарапова «Верую» (заочно).

Ник. Романецкий