Get Adobe Flash player

Семинар Бориса Стругацкого

Сергей Бережной, Вячеслав Рыбаков, Андрей Измайлов

Сергей Бережной, Вячеслав Рыбаков, Андрей Измайлов

Семинар обсудил доклад Сергея Бережного

8 апреля состоялось последнее в этом сезоне заседание семинара Бориса Стругацкого.

В первой части Сергей Бережной объяснил всем свое личное отношение к литературным премиям в докладе с названием «Нас возвышающий обман: об иллюзии значимости литературных премий».

Последовавшее затем обсуждение свелось не столько к тексту доклада, сколько к оценке самого факта существования литературных премий.

Были приведены примеры «голосовательных» технологий, применяемых конкретными авторами на конкретных конвентах с целью получения конкретных премий.

Андрей Измайловсказал, что падение престижа премий связано в первую очередь с тем, что литература, наконец, заняла свое место в жизни. В современной России поэт давно уже не больше, чем поэт.

Павел Шумил предположил, что любой автор, если ему захочется получить премию, непременно ее получит: надо только сочинить произведение рассчитанное на конкретную группу голосующих.

На чтоАлександр Щеголевзаметил, что даже при знании запросов этой конкретной группы придется все же сочинить текст достаточно высокого литературного уровня.

Вторая часть заседания была посвящена обсуждению нынешней ситуации в семинаре.

Большинство выступавших считают, что в настоящее время семинар как творческая мастерская исчерпал свои прежние функции. И это связано не только с тем, что большинство его членов давно уже сложились как действующие писатели, — сама форма себя изжила. Главные редакторы ведущих издательств давно уже сами выступают в роли руководителей соответствующих издательским потребностям учебных групп.

Староста семинара Антон Первушин отметил, что в последние годы посещаемость заседаний упала до критического уровня.

Дмитрий Каралиссказал, что надо менять принцип работы семинара, искать новые формы и привлекать в ряды молодежь.

Приняли следующее решение: к началу нового литературного сезона подготовить предложения по реорганизации семинара, для выработки которых создать рабочую группу в составе:Андрей Голова,Юлия Зонис,Дмитрий Каралис,Вячеслав Рыбаков, Александр Сидорович.

В заключительной части семинара была вручена премия за лучшее произведение, обсужденное в течение сезона.

На сей раз лауреатом стала «Жертва» Елены Первушиной, получившая оценку 5,75 по 13-балльной системе.

Семинарский сезон завершен.

Ник. Романецкий


Антон Первушин, Кусчуй Непома, Елена Первушина

Антон Первушин, Кусчуй Непома, Елена Первушина

Обсуждена «Жертва» Елены Первушиной

11 марта состоялось очередное заседание семинара, посвященное обсуждению повести «Жертва» Елены Первушиной.

В роли прокурора выступил Кусчуй Непома.

Его обвинения свелись к следующим пунктам:

1. Излишняя дотошность при деталировке мира – описательная составляющая превалирует над сюжетной.
2. Негармоничность применяемого языка – не везде произведена замена слов мужского рода на женский.
3. Некоторые технические термины (устаревшие) выглядят излишне искусственными.
4. Повесть скорее выглядит как начало романа.

Роль адвоката исполнил Антон Первушин.

По его мнению:

1. Излишек описательности – фирменный признак Первушиной. Автор выбрал именно такое соотношение описательности и сюжетности.
2. Язык в обществе меняется не сразу, на переходном периоде старые и новые слова соседствуют друг с другом.
3. Применение устаревших терминов вполне объяснимо – хотя бы просто модой на их использование.
4. Автор вправе написать повесть с литературными признаками романа.

Вообще, по мнению адвоката, перед нами образец экспериментальной прозы, требующей от читателя определенных усилий, и именно читателю отвечать на некоторые вопросы, оставленные автором без ответов.

Затем состоялось обсуждение.

Светлана Васильева отметила, что, как всегда, язык – самое сильное литературное средство из используемых Первушиной.

Михаил Балашов высказал конкретные стилевые замечания и согласился с большинством прокурорских претензий.

Сергей Бережной отметил полную непроработанность сюжетной линии, связанной с террористами и предложил автору отказаться от сплошного сюжета, сделав произведение в виде нескольких зарисовок (мозаичный текст). В этом случае, сразу исчезнут существующие неувязки, и читателю поневоле придется додумывать недосказанное.

При традиционном голосовании речи прокурора и адвоката решили не оценивать.

Автор же получил оценку 5,75.

Ник. Романецкий


Анна Гурова, Александр Мазин, Михаил Балашов, Михаил Петров

Анна Гурова, Александр Мазин, Михаил Балашов,
Михаил Петров

Обсужден «Черный клан» Анны Гуровой

11 февраля 2013 года состоялось очередное заседание Семинара Бориса Стругацкого. Обсуждался текст романа Анны Гуровой «Черный клан», изданный ею под псевдонимом Алекс Градов и являющийся первой частью одноименной трилогии.

Елена Первушина выступила в роли прокурора. Она отметила, что в тексте романа допущены многочисленные анахронизмы: действие происходит в конце 2000-х годов, однако описываемые реалии более соответствуют середине 1990-х. Кроме того, непонятен возраст героя: если ему 22 года, как заявляет автор, то в институт он поступил в 15 лет, а на подобное интересное обстоятельство ничто не указывает. Далее — если сравнивать «Черный клан» с обсужденным несколько лет назад романом «Князь тишины», Анна Гурова практически не эволюционировала как писатель: она раз за разом описывает «подростковую инициацию», используя клишированные образы, стандартные приемы, допуская распространенные ошибки, характерные для начинающих литераторов.

Александр Мазин выступил в роли адвоката. Он согласился с претензией прокурора на счет анахронизмов, но заявил, что тема внутренних изменений человека является «вечной»: автор пишет о том, что ему интересно, а читателям интересно его читать — что еще требуется?

Михаил Петров отметил, что текст «Черного клана» неряшлив: много лишних слов, отдельные сюжетные линии оборваны и кажутся избыточными.

Антон Первушин взялся назвать «главную проблему» романа, утверждая, что это — отсутствие минимальной достоверности. Если вводится сильное фантдопущение (драконы с незапамятных живут среди людей), то оно должно оказывать влияние на всю структуру романа, прежде всего на описываемый мир, о чем автор, кажется, совсем не подумал. В рамках полемики Александр Мазин возразил, что романы, написанные в жанре «городского фэнтези», не нуждаются в искажении привычного мира в угоду фантдопущению. В качестве примера Мазин привел роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Первушин отклонил возражение, не усмотрев в примере прямой аналогии.

Михаил Балашов признался, что ему понравились отдельные яркие эпизоды, яркие персонажи, однако главный герой «Черного клана» разочаровал.

Вячеслав Рогожин выступил с замечанием, что поскольку главный герой романа заявлен «атомным физиком», то, попав в описываемую фантастическую ситуацию, он должен вести себя как физик, пытаться понять происходящее с точки зрения специалиста и материалиста, чего в тексте нет.

В финале обсуждения Анна Гурова поблагодарила за сделанные замечания и пообещала, что роман «Черный клан» и одноименная трилогия, которую он открывает, будут последними ее текстами о «подростковой инициации», и в дальнейшем она попробует нечто новое.

По итогам голосования действительных членов Семинара роман «Черный клан» Анны Гуровой получил оценку 5,00.

Антон Первушин


Андрей Измайлов открывает заседание

Андрей Измайлов открывает заседание

Семинар Бориса Стругацкого обсудил повесть Александра Щёголева «Читатило»

14 января состоялось очередное заседание семинара.

Обсудили повесть Александра Щёголева.

Заседание вел Андрей Измайлов.

В начале с информационным сообщением выступил директор Фонда Братьев Стругацких Сергей Арно, рассказавший о планах фонда в сфере издательской деятельности и ответивший на вопросы присутствующих.

Потом перешли к главному «блюду».

Роль прокурора на процессе исполнил Антон Первушин.

Защищал «подсудимого» Кусчуй Непома.

По мнению прокурора, главными недостатками повести являются:
1. Непрофессиональная попытка использовать крайне избитую тему западной литературы — сериальный убийца-маньяк.
2. Вторичность самой идеи о маньяке, реконструирующем в жизни прочитанные детективные сюжеты.
3. Прерывание сюжетной композиции насильственной вставкой отповеди автора читателям, пользующимся услугами сетевых пиратов.

Александр Щёголев и Кусчуй Непома

Александр Щёголев и Кусчуй Непома

Адвокат в самом начале своей речи объявил, что при подготовке к семинару не мог себе представить, от каких претензий придется защищать автора, ибо все исполнено стопроцентно профессионально.

В частности:
1. Очень точно использован прием читательского шока, немедленно вызывающий отвращение читателя к происходящему.
2. Четко раскрыта главная идея произведения: каждый в ответе за свои поступки (в частности, писатель — за свои книги).
3. Кусок с рассуждениями о сетевой халяве вызван не отношением писателя к читателю, а осуждение «халявы» как образа жизни вообще. Именно стремлением к халяве обусловлены многие недостатки окружающей действительности.
4. Автор честен по отношению к своему читателю, поскольку характер текста, в этическом смысле, становится ясен с первых страниц, и потому всяк, кто избегает произведений о мерзостях нашей жизни, может тут же прекратить чтение.

В заключение Непома объяснил, по какой причине, на его взгляд, Щёголев написал это произведение. «Читатило» — психологическая самотерапия, автор выдавливал из себя страх за своих детей. А в результате получилась повесть-предостережение, которая уже только поэтому имеет право на существование. Предупрежден — значит, вооружен.

Затем началось общее обсуждение.

Юлия Зонис назвала повесть графоманской. По ее мнению, ничем не оправдан прием стандартного выведения в качестве преступника «неожиданного» персонажа, ибо как раз он и угадывается довольно быстро. В повести нет развития героев и характеров, использованы фигуры-клише, герои-схемы. В результате получилась некоторая неаппетитная масса, вываленная на читателя неизвестно с какой целью.

Владислав Рогожин отметил неровность сюжетного наполнения. Вторая половина повести (после того как стала известна личность преступника) кажется менее интересной.

Андрей Измайлов заметил, что он впервые в семинарских обсуждениях полностью согласен с Первушиным. Причина авторской неудачи, на его взгляд, в том, что как из порнографии не сделаешь искусство, так и из хоррора — литературу. А вторая причина заключается в том, что Щеголев писал по внешнему заказу, потому и получилась столь слабая вещь.

С отдельными репликами выступали Сергей Бережной, Андрей Голова и другие присутствующие.

Традиционное голосование принесло оценку — 4,2.

Работу прокурора и адвоката на сей раз решено было не оценивать.

Ник. Романецкий


Мемориальное заседание семинара

10 декабря состоялось мемориальное заседание семинара.

Обсуждалось будущее самого семинара, а также проблемы, связанные с журналом «Полдень, XXI век» и премией имени Братьев Стругацких («АБС-премией»).

Было принято решение изменить формат семинара, превратив его в Литературный клуб, и формат премии, для чего создать рабочую группу по изменению положения об «АБС-премии».

Ник. Романецкий


Юлия Зонис

Юлия Зонис

Семинар Бориса Стругацкого обсудил роман Юлии Зонис и Екатерины Чернявской «Хозяин зеркал»

12 ноября 2012 года состоялось очередное заседание семинара БНС.

Обсудили новый роман Юлии Зонис и Екатерины Чернявской «Хозяин зеркал».

Заседание вел Андрей Измайлов.

Прокурором на процессе выступила Елена Первушина.

Главные недостатки текста:
1. Персонажи – плоские и абсолютно неинтересные.
2. Сюжет держится исключительно на «обломах», случающими с героями.
3. Мир, описываемый в книге, выглядит искусственным и подогнан под интригу.
4. Хоть и написан роман хорошим языком, однако крайне скучен.

Роль адвоката взял на себя Александр Мазин.
Он не согласился с доводами прокурора, однако отметил, что местами в тексте наблюдается дисбаланс – как в сюжете, так и в стиле.
Тем не менее, адвокату ясно, что роман написан очень талантливыми авторами.

Затем началось обсуждение.

 

Елена Первушина

Елена Первушина критикует

Антон Первушин объявил, что целью литературы являются два момента:
а) Фиксация текущего момента через рефлексии автора;
б) Обмен опытом между писателем и читателем.
В романе «Хозяин зеркал» ничего этого нет и в помине. Перед нами образчик классического постмодернизма. Авторы хорошо научились писать, однако представления не имеют – для чего им дан этот дар. Авторов поразил грех писательского самолюбования. И это – беда всего поколения, породившего «цветную волну». Причина – резкое упрощение коммуникативной связи «писатель – читатель» из-за возможностей современно Сети.

Святослав Логинов заметил, что главные признаки «цветной волны» :
а) синтез строгой НФ и фэнтези;
б) странная фантастика в мире, не объясняемом писателем.
Однако в обсуждаемом романе такой мир то и дело переплетается с совершенно стандартными банальными приемами. Авторы не выдерживают собственный стиль – в текст порой влезает ненужная англизированная речь.

Светлане Васильевой понравились главные герои и встречающийся местами весьма неплохой юмор. Но слишком велика эклектичность, роману не хватает стройности. Мешанина героев и ситуаций мешает сопереживанию, а потому большое сомнение, что читатель дочитает книгу до конца.

Юлия Зонис отмела претензии по постмодернизму, объяснив, что авторы выросли в эпоху постмодернизма и это их литературная среда. Пояснила она и странности описываемого мира. По замыслу авторов, мир романа – третий круг Ада, где правит неизбежность, и смерть в этом мире может быть побеждена только любовью.

Черту подвел Андрей Измайлов. По его мнению, авторы книги – весьма способные и даже талантливые люди. Однако тексту непременно требуется редактор. Главное же пожелание авторам – не производить текст по принципу «а почему бы и не произвести?»

Александр Мазин

Александр Мазин защищает

Традиционное голосование дало оценку: 5,0.
Работу прокурора и адвоката на сей раз решили не оценивать.

Ник. Романецкий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Семинар за работой

Первое заседание семинара в новом сезоне

8 октября в ЦСЛиК состоялось первое в новом сезоне заседание Семинара Бориса Стругацкого.

Тема — 55-летие космической эры.

Состоялась дискусиия о культурологическом значении освоения Космоса. Кроме того, обсудили план работы в предстоящие месяцы.

Вел заседание Андрей Измайлов.