Get Adobe Flash player

Литературные мероприятия в январе 2001 года

«Доска» Геннадия Григорьева

31 января в Центре современной литературы и книги поэт Геннадий Григорьев представил узкому кругу близких друзей свое новое произведение — документальную поэму «Доска» о том, как он с литераторами Сергеем Носовым и Алексеем Ахматовым в дни пушкинского юбилея нашли мемориальную доску с места дуэли. Поэма (прочитанная автором, несмотря на ангину, полностью) вызывает самые разные чувства — от буйного веселья до нешуточной «обиды за державу». Из-за близости (хотя бы и топографической) к Пушкину, Некрасову, Ап. Григорьеву и другим поэтам Золотого века автор избрал классический стих, техникой которого он владеет свободно, не затрудняясь ни в подборе рифм, ни в следовании размеру. Сюжет поэмы закручен и раскручен им изящно, лихо, и не без лукавой оглядки на «солнце русской поэзии».

Эта оглядка была замечена и оценена слушателями самым лестным образом. Лев Куклин отметил «высоту безупречного мастерства». Присутствующие здесь же герои поэмы, Сергей Носов и Алексей Ахматов, так же одобрили «Доску». Растроганный автор честно признался, что, ценя поэму, считает ее все-таки «заводной игрушкой». Нужно сказать, игрушка получилась очень заводная — образец того, как частная жизнь невзначай обретает литературное измерение и с ним некий новый смысл.

Полина Копылова


Стихи читал Вадим Пугач

30 января в Доме ученых на Дворцовой набережной прошел авторский вечер поэта Вадима Пугача. Его имя, казалось бы, не на слуху у «литературного народа». Вадим Пугач, поэт, входящий в круг «лейкинцев» и литературное объединение «Пенсил-клуб» (от pensil — карандаш), не склонен к саморекламе.

Разбитый «перекуром» на два полновесных отделения, вечер прошел, тем не менее, быстро и легко, отчасти благодаря тому, что был драматургически выстроен автором. Все прозвучавшие стихи, взятые из сборников «Шаги командора» и «Летальная машина», из разнообразных журнальных и сетевых публикаций, и, разумеется, из новых черновиков, безупречно «держат» классическую форму. Однако ясность формулировок, адекватный поэтическим задачам язык в диапазоне от ветхозаветных архаизмов до «фени», высокая (без кавычек!) ирония, остраненный — и острый взгляд на мир и себя в мире, свойственные этим стихам, существуют не в застывшей словесной конструкции, а в смысловом движении внутреннего сюжета.

А внешний сюжет вечера завершился фуршетом. Столом в лучших традициях Серебряного века послужила крышка кабинетного рояля, которую тщательно оберегали от капель муската и крошек, и, поскольку на этом фуршете главенствовали не сэндвичи и мускат, а общение, беспокоиться за сохранность инструмента было бы излишним.

Полина Копылова


Вечер капитана

29 января в ЦСЛиК состоялся творческий вечер писателя, капитана первого ранга в отставке Лемира Маковкина.

Герой рассказал о своей юности, о службе на флоте. Судьба заставила Л. Ф. Маковкина изучить немецкий язык. Позже, возмущенный качеством переводных книг о море и моряках, Лемир Маковкин стал переводить немецких писателей-маринистов. В результате начали выходить книги, и после ухода в отставку бывший морской офицер стал профессиональным писателем. В настоящее время Лемир Маковкин является еще и одним из постоянных авторов журнала «Капитан клуб».

Выступление героя вечера было чрезвычайно интересным. Писатель привел множество примеров из истории военно-морских флотов различных стран, рассказал о судьбах героев-флотоводцев.

На вечере выступили Андрей Балабуха, Галина Усова, Геннадий Корчагин и другие гости Лемира Маковкина.

Завершился вечер дружеским фуршетом.

Ник. Романецкий


Вечер памяти Бродского

28 января в Фонтанном доме проходил вечер памяти Иосифа Бродского. Употребление глагола «проходил» обусловлено продолжительностью вечера, который длился больше четырех часов и вместил пространные и лаконичные воспоминания, чтение стихов, пение на русском и грузинском языке. Все выступающие невольно выбивались из регламента, видимо, внутренне оправдывая это тем, что и тот, кого они вспоминали, частенько «не наблюдал часов».

Яков Гордин и Владимир Уфлянд вели вечер. Константин Азадовский рассказывал о переводах Бродского, фактически, ставших его первыми печатными публикациями. Андрей Арьев неожиданно подробно разобрал стихотворение «Стансы». Борис Тищенко декламировал стихи, Анатолий Гершик принес много раз переписанную запись голоса молодого Бродского, где слова тонут в наплывах ритма и интонаций… Запоминающимся оказалось выступление Самуила Лурье, сравнившего стихи Бродского с моделями Вселенных, которые, будучи завершены, оказываются подлинными Вселенными и существуют уже независимо от своего создателя.

При всем разнообразии выступлений нельзя не отметить общего для всех (и, видимо, неосознанного) стремления оказаться «на фоне» Бродского, а так же то, что звучали в основном стихи шестидесятых годов, и редко кто обращался к поэзии более позднего периода. И даже при том, что никто не акцентировал внимание на пятилетней годовщине кончины Бродского, вечер был до определенной степени «датским». Впрочем, это неизбежно, когда речь идет о поэте такого масштаба.

Полина Копылова


Вручена премия «Звезды»

26 января в редакции журнала «Звезда» прошло традиционное вручение ежегодной премии журнала за лучшие публикации. Церемонию вели Яков Гордин и Андрей Арьев. Кроме традиционных номинаций «Проза» (большая и малая), «Поэзия», «Критика, публицистика» были вручены и специальные премии. Лауреатами на этот раз стали:

— Игорь Булатовский и Дмитрий Равинский, авторы рубрики «Читатель-критику», которую они ведут от имени «самобытного художника Рейно Петровича Карасти»;

— Игорь Николаев, автор документальной повести «Единственный» о полководце Г. К. Жукове, где он сумел отразить многомерность хорошо, казалось бы, изученной исторической фигуры;

— Владимир Новиков, автор романа «Сентиментальный дискурс», жанровая принадлежность которого — филологический роман — отсылает читателя к каверинской и тыняновской традициям;

— Елена Шварц, автор поэтической публикации и единственный из лауреатов, чье творчество не нуждается в комментариях.

Среди лауреатов также математик Леонид Перновский, опубликовавший в «Звезде» статью «Красота и математический интеллект», Елена Чижова (редактор журнала «Всемирное слово»), дебютировавшая на страницах «Звезды» романом «Крошки Цахес», который настоятельно рекомендовал всем присутствующим Константин Азадовский. В довершение всего Довлатовскую премию вручили Владимиру Уфлянду — не за публикацию в «Звезде», за цикл новелл в книге «Если Бог пошлет мне читателя», но кто бы возразил, что это вручение выпадает из контекста предыдущих.

&nsp; Вручение происходило, если так можно выразиться, в виду накрытого стола и в предвкушении неформального общения — которое логически продолжило официальную часть.

Полина Копылова


«Песни Долгого озера»

«Бессмертный дух» верленовского лозунга «Музыка прежде всего» осязаемо витал в залах ЦСЛК вечером 22 января 2001 г. — причудливо переплетались звуки голоса и фортепьяно, гимны сменялись романсами, а классический репертуар — джазовыми композициями… Это обретали своих слушателей таинственные герои новой книги из серии «Кастальский ключ» — поэтического сборника Олега Казакова «Песни Долгого озера».

Тон презентации задал сам автор — он был впервые увиден и руководителем проекта Сергеем Арно, и Ильей Фоняковым, написавшим предисловие к книге, и, несмотря на настоятельные просьбы аудитории, отказался подтвердить свое авторство, и просил именовать его не иначе как «публикатором»…

Все последующее действо продолжило впечатление от самой книги, «загадочной, пронизанной игрой, выдумкой и талантом, опутанной фантасмагориями» — Илья Фоняков виртуозно прочел (или пропел?) песню африканского студента и языческий гимн воинов «Зенита», а художница Анастасия Ухова по секрету сообщила аудитории о том, что ее рисунки не иллюстрируют тексты книги, а «находятся рядом с ними в состоянии диалога»…

В итоге, во время дружеского фуршета все присутствующие пришли к радостному выводу — «Обыденности не существует!»

Оксана Лихачева


Эдвард Хирш о Джозефе Бродски

22 января в Библиотеке им. В. В. Маяковского прошла встреча с американским поэтом и литературоведом Эдвардом Хиршем. На тему «И. Бродский в Америке. Жизнь и творчество» должен был говорить человек, 16 лет друживший с нобелевским лауреатом. И неудивительно, что послушать его пришли студенты-филологи и профессиональные переводчики.

Для начала м-р Хирш кратко очертил роль Бродского в американской поэзии (познакомил американцев с Цветаевой, привнес «высокий штиль» и вернул рифму) и очертил его взгляды на проблему литературы и власти (Поэзия как движитель языка, больше истории, а империи безлики и движутся по замкнутым циклам «зарождение-укрепление-распад»). Переводчица вместо «Иосиф» стала машинально говорить «Джозеф», и создалось ощущение, что один американец рассказывает нам о другом американце. Правда, гражданин США Джозеф Бродски когда-то жил в «империи зла», где даже бывал сослан под «Арканджел» (Архангельск). Но потом он прибыл в Америку, и все стало ОК. Он даже стал писать по-английски о своем детстве, желая пропустить свою память сквозь призму другого языка.

Потом гость перешел к стихам и с чувством прочел по-английски «Остановку в пустыне», «Одиссей — Телемаху» и другие известные стихи шестидесятых годов, объяснив тут же, как они соотносятся с современной Бродскому социалистической реальностью (неприятие власти, безбожие и т. п.). В публике раздались (р)едкие смешки.

К концу встречи и вовсе выяснилось, что Бродский начал писать стихи… в Архангельске. В контексте автоматического перевода забавная оговорка поневоле стала знаковой. Очевидно, что достойного Эдварда Хирша ввели в заблуждение, и более чем подготовленную аудиторию он принял за студентов-первокурсников Хьюстонского университета, где он имеет честь преподавать.

Полина Копылова


Рок-дилетанту — 60!

20 января в Центре современной литературы и книги состоялся вечер, посвященный юбилею Александра Житинского. Популярному писателю, создателю произведений «Сено-солома» и «Глагол «инженер», «Лестница» и «Потерянный дом», автору сценариев к фильмам «Уникум» и «Переступить черту», «Когда святые маршируют» и «Барышня-крестьянка», а также известному «рок-дилетанту», накануне исполнилось шестьдесят. Честное слово, даже не верится!..

Вел вечер председатель секции прозы Союза писателей СПб Андрей Измайлов. В гости к Александру Житинскому пришли Сергей Арно, Марианна Баконина, Михаил Глинка, Павел Крусанов, Михаил Кураев, Петер Курман (Швеция),Феликс Лурье, Александр Мелихов, Ник Романецкий, Михаил Чулаки, Илья Штемлер; работающие в области сетевой литературы Диана, Геннадий Рябов,Дмитрий Горчев, О’Санчес, Дмитрий Быков; друзья и родственники юбиляра.

Начальник издательско-полиграфического отдела Комитета по печати Р. В. Романова вручила Александру Житинскому поздравительный адрес Губернатора.

Текст поздравления смог прочитать каждый: редакция газеты «Литературный курьер» тоже внесла свой вклад в чествование юбиляра — утром 20 января вышел первый номер «ЛК» в новом году, и две центральные полосы оказались посвященными жизни и творчеству Александра Житинского. Открывался разворот вышеупомянутым поздравлением.

Как всегда, юбиляр получил множество подарков — в основном, это были книги.

Выступающие отмечали счастливую судьбу героя вечера. Практически все замыслы Александра Житинского удачно претворяются в жизнь — от литературы до бизнеса.

По окончании торжественной части празднующее сообщество переместилось в Литературную гостиную, где состоялся дружеский фуршет.


«Срез поэта»

20 января в альт-галерее 103, где меж стенных и потолочных плоскостей еще бродит эхо поэтических чтений гуманитарного ателье «Амплитуда», состоялся вечер поэта Анатолия Маланова с громким названием «Железный век». На первый взгляд казалось, что концептуальность «Амплитуды» сохранена. Стены были увешаны черными майками с четверостишиями А. Маланова, скошенный потолок украшали носовые платки с его портретом. Чтение предварялось документальным фильмом, где «звуковой дорожкой» служили стихи, впрочем, почти не слышные из-за неудачной акустики. Все это, как предполагал А. Маланов, должно было «наполнить объем срезом поэта».

Однако объем трехмерен, а срез является плоскостью. Поэт в геометрии понимать не обязан, однако в результате чтения строчек наподобие «играл поручик на рояле, стуча ступнями голых ног» или «погибнет гений, онемев от небольшой свинцовой пули… Он умирает, он умрет, умрет и больше не напишет» смущенная публика пошла вон, и «срез поэта» вопреки теоремам действительно стал заполнять пустеющий объем.

Полина Копылова


Вечер в «Лицее»

18 января в издательстве «Лицей» состоялся поэтический вечер, на котором должны были прозвучать стихи двух дам — Натальи Антоновой и Маргариты Кряжевой. Однако вместо двух участниц взорам почитателей явилась только одна, а вместо «напарницы» у нее появился «кавалер» в лице поэта и верлибриста Павла Преснякова, более (или менее) известного как Тибулл Камчатский. Перестановки и псевдонимы подтвердили давно известное: «А вы, друзья, как ни садитесь…». Наталья Антонова воплотила в себе типаж «поэтессы, пребывающей в поисках любви». К сожалению, ее стихи, манерные и выспренние, заставили предполагать, что речь идет, скорее, о литературной игре в любовь. Ее визави, которого так и просится назвать Пресняков-Камчатский, декламировал верлибры и классические стихи на классические темы, поражая слух зрителей актерскими акцентировками.

Полина Копылова


Вечер лауреатов

15 января состоялось первое в новом тысячелетии заседание секции научно-художественной и научно-фантастической литературы Союза писателей Санкт-Петербурга.

Председатель секции Андрей Балабуха, сразу пообещав, что официальная часть будет рекордно краткой (с тем, чтобы неофициальная оказалась рекордно продолжительной, и, забегая вперед, скажем, что так оно и вышло), предложил начать с маленьких радостей — то есть с публикаций, премий и поздравлений новоиспеченным членам секции.

Среди публикаций были отмечены вышедший недавно перевод Галины Усовой, первая книга Юрия Туйского (которую автор на радостях не назвал), романы Марианны Алферовой, которую так же поздравили с вступлением в Союз писателей. По тому же поводу поздравления получили Татьяна Грекова, Кирилл Плешков и Геннадий Корчагин.

Одного из самых молодых членов секции, Антона Первушина, поздравляли с поощрительной премией Европейского конвента фантастики (правда, рассказывал об этом в подробностях Кирилл Плешков, благодаря которому А. Первушин и оказался в польском городе Гдыне, где проходил конвент). А один из старших членов секции, Борис Сергеев, делился впечатлениями о получении Государственной премии, которую ему (в числе коллектива авторов) вручили за школьный учебник «Об анатомии, физиологии и гигиене».

На этой оптимистической ноте торжественная часть завершилась, и неформальное общение продолжилось за фуршетным столом.

Полина Копылова


Премия Андрея Белого

11 января под крышей Фонтанного дома в святочных декорациях очередной выставки прошел вечер лауреатов премии Андрея Белого.

Присутствие многих именитых городских литераторов и отсутствие двух наиболее «спорных» лауреатов — Ярослава Могутина (в номинации «Поэзия» за книгу «Sверхчеловеческие Superтексты») и Александра Пятигорского (в номинации «Проза» за роман «Вспомни странного человека»), поначалу придало происходящему известную протокольность — так что получился скорее не творческий вечер, а отчетный.

Так, Г. Морев трактовал сущность новизны в поэзии Я. Могутина как «войну поэта против самого себя», изживающую метафоричность языка, без которой, как принято думать, не может быть и поэзии. Причем премию, по заверению выступающего, фактически получил не Ярослав, а его лирический герой «Супермогутин». Такая мифологизация молодого лауреата вызвала справедливые требования процитировать его стихи, но Г. Морев от цитирования уклонился.

Роман Александра Пятигорского был оценен, разумеется, не впрямую, как «буддистский» (отчасти, вероятно, в свете основной научной специализации его автора), где герой-наблюдатель остранен от исторических событий, которые сознательно искажены и перепутаны автором.

Два присутствующих лауреата, Игорь Смирнов (лауреат в номинации «Критика, литературоведение, эссе» за работу «Человек человеку философ») и Виктор Лапицкий (лауреат в номинации «За общий вклад…» — из-за отсутствия пресс-релизов формулировка осталась не уточненной) ограничились представлением того, что написали вообще и за что получили премии в частности.

Однако изначальная чинность происходящего была нарушена. Присутствующий на вечере Павел Крусанов, неожиданно придя в веселое расположение духа, вступил в пререкания с растерявшимся ведущим, после чего культового писателя «попросили», и он удалился, унося с собой тайну своего веселья. Видимо, премия А. Белого из живой и в хорошем смысле «келейной» затеи единомышленников окончательно превратилась в официальный (дай Бог не официозный!) литературный институт, и даже бутылка водки (а ею и награждали по традиции лауреатов) перешла в область отвлеченного.

Полина Копылова