Get Adobe Flash player

Литературные мероприятия в июне — августе 2002 года

Гражданская панихида по Михаилу Михайловичу Чулаки начнется

27 августа в 11 часов в бывшем Доме дружбы народов (Фонтанка, 21). 

Кремация в Большом зале крематория в 13часов 15 минут»


Письмо из Нью-Йорка

(печатается в авторской редакции)

Укротитель львов.

Многие годы в Америке, встречая новых эмигрантов или гостей из Ленинграда, я всегда спрашивал, кого из моих приятелей-писателей они знают.

Первым называл Славу Усова, выдающегося прозаика, автора эпопеи о времени Ивана Грозного — его не знал никто, затем — Аллу Драбкину, её многие читали, третьим — Станислава Родионова, прекрасного классического стиля детективщика — он, как я и ожидал, был довольно известен (сейчас, с появлением детективной макулатуры — известен менее). Но вот я спрашиваю о Мише Чулаки — его знали все, даже книг не читающие. Дело в том, что с начала девяностых годов он стал активным защитником преобразований в России. Особенно, конечно, в Ст-Петербурге. Непрерывно печатался в газетах, выступал на радио и на телевидении. С середины 90-х — председатель Союза писателей Ст-Петербурга. Вся эта активность и популярность заслонили его истинное призвание — писательство.

Мы встретились с ним впервые в начале 60-х — в просторном холле журнала «Нева», в стенах которого собиралось наше лито, но который нас не печатал. Только в конце 70-х появились рассказы и книги членов лито, в том числе и Мишина первая повесть в «Звезде». Потом рассказ о воре, который пришел грабить квартиру, но решил принять ванну и на этом погорел. Но более мне запомнился его рассказ «Кикни» -от английского kick — ударять, загонять, по-моему так и не напечатанный. Он описывал, придуманную им американскую игру, цель которой загнать кота на шест. Описанная подробно и со вкусом, она удивительно соответствовала американскому духу — не понимаю, почему этой игры до сих пор нет в США. Вообще, всё что он писал было необычным. Вот рассказ о тяжелоатлетах, пользующихся допингом — он сам занимался поднятием штанги много лет, несмотря на , казалось бы, хрупкое телосложение. Был Миша высоким, золотоволосым красавцем с пшеничными усами — что-то унаследовал от отца грузина, композитора Михаила Чулаки и от крупной породистой мамы-еврейки. Занимался он и слаломом (я часто встречал его в Кавголово) и дрессировкой львов. Я спросил однажды, как он справляется с должностью председателя СП, он усмехнулся: «Ну, я же львов дрессировал».-

«Не тяготит тебя эта должность, денег-то не платят?» — «Немного платят, да мне это нравится». К тому же, по образованию, он был врач-психиатр. Работал он доктором мало, но смог написать очень интересную книгу о сумасшедшем доме на Пряжке.

Посещая Питер , я каждый раз встречался с ним — или у него дома в огромной комнате с высокими потолками, сплошь обклеенной газетами и афишами, на улице Маяковского или в нашей ЛИТО-вской компании у Владимира Бахтина на Петроградской. Он, как и прежде, был приветлив, но весьма сдержан в эмоциях. Об эмиграции и слушать не хотел, хотя его родной брат уже жил в Штатах. Делился своими планами издавать газету «Успех», просил меня в ней участвовать, но из этого, почему-то, ничего не вышло. Последний раз я видел его два года назад, сначала у Соломоныча, где мы, по привычке много поддавали, потом в Центре современной литературы — на сабантуе, по поводу моего приёма в СП, где он неожиданно тепло меня приветствовал.

Так грустно, когда уходят люди, с которыми связаны многие годы жизни. Год назад — Владимир Соломонович Бахтин, а теперь, так нелепо и неожиданно, необыкновенный человек и талантливый писатель — Михаил Михайлович Чулаки.

Евгений Любин

Президент Клуба русских писателей в Нью-Йорке,

Член Союза писателей Санкт-Петербурга

Нью-Джерси,

21 августа 2002 г.


Союз писателей Санкт-Петербурга с прискорбием сообщает, что 21 августа трагически погиб известный российский писатель, публицист,

Председатель Правления Союза писателей Санкт-Петербурга

Михаил Михайлович Чулаки.

Похороны состоятся на Богословском кладбище.

Справки по телефону 315-4693


21 июня состоялась церемония вручения Международной премии в области фантастической литературы имени Аркадия и Бориса Стругацких 

(«АБС-премии»)